Отечественное земледелие переживает не лучшие времена. Оно поставлено в трудные условия неотрегулированностью земельных отношений, сокращением животноводства, предельно низкой обеспеченностью производственными ресурсами и др. В нем смешались противоречия, унаследованные от прежней системы и новые, проистекающие от стихийного рынка. Нужна напряженная работа по выводу земледелия страны из кризисного состояния.(Статья опубликована в 2011 году)

 

Вместо нее нередко предпринимаются попытки обойти решения конкретных задач по развитию материально-технической базы земледелия «мотивированным» отказом от удобрений, обработки почвы и т.п. При этом крайне упрощенно трактуются понятия энергоресурсосбережения, экологизации, биологизации. Под девизом «сберегающего земледелия» развивается кампания минимизации обработки почвы.

Традиционно кампании в нашей стране возникают вокруг крупных, важных проблем, превращая их в шаблоны. На сей раз такой проблемой послужила минимизация почвообработки. Объективно она имеет глобальную тенденцию как важная составная часть наукоемких агротехнологий. Чем выше уровень интенсификации агротехнологий, тем глубже минимизация вплоть до прямого посева без обработки. У нас в России в последние годы произошла спонтанная «минимизация», чаще всего не имеющая отношения к научной. Это упрощенчество систем обработки почвы по причинам дефицита средств производства или неграмотного подхода к проблеме.

Теперешняя кампания, в отличие от прежних партийно-государственных, носит рыночно-чиновничий характер. Инициатива в ней принадлежит торговцам пестицидами и техникой. При этом отрывочные ссылки на рекомендации ученых смешиваются с напористыми рекламными акциями. Такой новый стиль рыночного саморегулирования технологического обеспечения земледелия вместо государственной агротехнологической политики, опирающейся на рекомендации ученых, представляет серьезную экономическую и экологическую опасность.

В чем суть противоречий?

В упомянутых импровизированных рекомендациях достоинства минимальной и даже нулевой обработок часто рекламируются без серьезных указаний на недостатки, которые должны преодолеваться системой агроприемов. При этом наряду с пропагандой зарубежного опыта делаются легковесные ссылки на И.Е. Овсинского, Н.М.Тулайкова и Т.С. Мальцева. Между тем сама история развития идеи минимизации более чем поучительна. Драма первых двух первопроходцев, не воспринятых современниками, связана с трудностями и тонкостями преодоления засоренности посевов при мелкой обработке почвы. Учитывая их опыт, Т.С. Мальцев синтезировал систему земледелия, элементы которой обеспечивали преодоление засоренности посевов, усиливающейся при замене вспашки дискованием и глубокой безотвальной обработкой. Это прежде всего чистый пар и оптимально поздние сроки посева, позволяющие сократить засоренность с помощью предпосевных обработок. В дальнейшем Т.С. Мальцев был вынужден дополнить свою систему применением гербицидов, без которых не всегда удавалось справ-ляться с сорняками, даже при высокой культуре земледелия.

Последующий опыт освоения почвозащитной системы земледелия, разработанной под руководством А.И.Бараева в 60-х годах, явился массовым утверждением минимизации в виде плоскорезной системы обработки почвы в районах проявления ветровой эрозии почвы.

С 70-х годов активизировались исследования по системам обработки почвы во всех регионах страны, в результате которых получили разносто-роннюю оценку различные варианты минимизации обработки почвы. Эти исследования показали, что традиционные представления о необходимости регулярного рыхления почвы оказались в значительной мере преувеличенными, поскольку равновесная плотность большей части почв оказалась близкой к оптимальной для зерновых и некоторых других культур. Излишняя рыхлость почвы в условиях проявления засух приводит к увеличению расхода влаги вследствие испарения. Минимизация почвообработки благоприятствует улучшению водного режима агроценозов в засушливых условиях. Оставление на поверхности почвы пожнивных остатков способствует увеличению весенних запасов влаги.

Плоскорезная обработка, а еще в большей степени нулевая обеспечивают предотвращение ветровой эрозии и в определенной мере водной эрозии.

По сравнению с системой вспашки минимальные обработки сущест-венно сдерживают процесс минерализации органического вещества почвы, что доказано многочисленными экспериментальными данными начиная с наших исследований, выполненных в многолетних полевых опытах Т.С. Мальцева на выщелоченных черноземах и ВНИИЗХ им. А.И. Бараева на южных черноземах в начале 70-х годов. Нашими исследованиями на южных карбонатных и обыкновенных черноземах с повышенной биологической активностью было показано, что замена вспашки мелкой плоскорезной обработкой с оставлением соломы и замена механических обработок парового поля гербицидами предотвращают избыточную минерализацию азота и миграцию нитратов за пределы корнеобитаемого слоя.

В последние годы минимизация почвообработки рассматривается как одно из важнейших условий экологизации земледелия. При этом особое внимание уделяется мульчированию поверхности почвы, поскольку значение мульчи в какой-то мере приближается к роли степного войлока или лесной подстилки. Сегодня усиливается внимание к регулированию режима органического вещества, в частности поддержанию определенного количества лабильного органического вещества в пахотном слое, активизации почвенной биоты. Приобретает особую актуальность задача оптимизации структурного состояния почвы за счет биологического саморыхления при сокращении почвообработки, чтобы, как утверждал еще И.Е. Овсинский более 100 лет назад, «не нарушать сеть канальцев, образованных ходами червей и корней растений».

Весьма важным достижением минимизации почвообработки является сокращение расхода ГСМ, экономия трудовых ресурсов и амортизации техники.

При всем значении и перспективах минимизации обработки почвы процесс этот достаточно сложный, поскольку связан с преодолением ее недостатков.

Главный недостаток – возрастание засоренности посевов - усиливается с повышением увлажнения к северу лесостепи и таежно-лесной зоне. В этом же направлении усиливается дефицит азота при минимизации почвообоработки, повышается также уплотнение почвы, а в эрозионных ландшафтах возрастает поверхностный сток. Соответственно возможности минимизации почвообработки почвы в этом направлении ограничиваются. Если в степной зоне потенциально может преобладать нулевая обработка, то в лесостепи оптимальные системы обработки почвы состоят из различных комбинаций безотвальных, плоскорезных обработок с участием вспашки, а в таежно-лесной зоне в комбинациях увеличивается доля вспашки.

Научными учреждениями страны разработаны системы обработки почвы для различных условий. Разнообразие систем обработки почвы определяется не только экологическими условиями, но и уровнем интенсификации производства, в соответствии с которым системы земледелия и агротехнологии в Федеральном регистре агротехнологий разделяется на экстенсивные, нормальные, интенсивные. Возможности минимизации почвообработки возрастают по мере обеспеченности производственными ресурсами и профессиональными знаниями.

В пределах различных зон обработка почвы дифференцируется в соответствии с разнообразными почвенными условиями, в особенности наличием солонцовых и других уплотненных горизонтов, в зависимости от чего применяются периодические или систематические глубокие безотвальные обработки чизелями, рыхлителями, параплау, стойками СибИМЭ и др.

Помимо почвенно-ландшафтных условий возможности минимизации почвообработки зависят от биологических особенностей растений, их требований к сложению почвы. Оптимальная плотность для различных культур существенно различается. Для зерновых культур, например, она существенно выше, чем для пропашных. Соответственно под пшеницу, рожь, ячмень, овес возможны мелкие обработки или нулевые. Культуры со стержневой корневой системой – горох, клевер, люцерна, корнеплоды – лучше отзываются на глубокую обработку почвы.

В целом в отечественной земледельческой науке сложилась дос-таточно ясная картина возможностей минимизации почвообработки, разработаны дифференцированные системы обработки почвы. Подмена имеющегося опыта импортными или другими абстрактно заимствованными рекомендациями по меньшей мере некорректна, так же как упрощенное представление о проблеме.

Ссылки на зарубежный опыт применения минимальных, особенно нулевой, обработок не всегда объективны, поскольку не сообразуются с агроэкологическими условиями, на которые можно экстраполировать тот или иной практический опыт. Например, отказ от осенней обработки на черноземах Западной Сибири менее эффективен, чем на аналогичных почвах Великих равнин Канады и США, поскольку в первом случае доля зимних осадков в годовом балансе значительно выше, чем во втором. На склоновых землях эта разница еще более возрастает в связи с увеличением поверхностного стока. Успех нулевки в Южноамериканских странах, на которые часто ссылаются, в большой мере связан с созданием мощной мульчи из измельченных осадков кукурузы, сорго и других культур с большой растительной массой.

Минимальная, особенно нулевая обработка - это элемент интенсивных агротехнологий, возможных при достаточной обеспеченности удобрениями, пестицидами в оптимальных севооборотах при высокой культуре земледелия. Это достояние высокопрофессиональных технологов. Нулевой обработке, там где она возможна, должно предшествовать очищение полей от сорняков, выравнивание поверхности почвы планировщиками с целью устранения нанорельефа, созданного постоянным применением отвальных плугов и лущильников, устранение плужной подошвы, различные мелиоративные мероприятия.

Из сказанного нетрудно понять, что при низкой культуре земледелия, недостатке производственных ресурсов пропаганда минимизации почвообработки ведет в тупик.

В практике земледелия хорошо известно понятие «ленивка», т.е. посев по необработанной почве по каким-либо чрезвычайным причинам, и соответствующие печальные результаты. Для убедительности можно вспомнить последствия так называемых стерневых посевов, рекомендованных Т.Д. Лысенко в конце 50-х годов, после которых потребовались многолетние усилия по преодолению засоренности полей на востоке страны. В последние годы в процессе разрушения сельского хозяйства появилось большое количество плохо обрабатываемых и необрабатываемых земель, произошла спонтанная «минимизация», не имеющая отношения к научной, так же как «ленивка» к «нулевке».

Выражаясь языком Коммонера, популярно сформулировавшего основные экологические правила, «за все надо платить». Минимизация почвообработки – не исключение.

Уменьшение затрат энергии в виде топлива и ГСМ при сокращении почвообработки приходится компенсировать затратами энергии на борьбу с сорняками, в частности применением гербицидов. С повышением условий увлажнения увеличивается расход фунгицидов. Усиление дефицита минерального азота при минимизации требует его компенсации внесением удобрений.

Таким образом, энергосберегающий эффект минимизации почвообработки должен оцениваться не по экономии ГСМ, как это часто делается, а по разнице экономии энергии ГСМ и компенсирующего расхода энергии пестицидов и удобрений. Эта разница в засушливых условиях, как правило, свидетельствует в пользу энергосбережения при минимизации обработки. С повышением коэффициента увлажнения она уменьшается и может поменять знак

Самое же главное заключается в том, что обработка почвы должна рассматриваться непременно как элемент агротехнологии, находящийся в тесном взаимодействии с другими элементами (севооборот, доля пара, предшественник, удобрение, пестициды и т.д.) и агроэкологическими условиями, которые в той или иной мере определяют выбор способа обработки, глубины, частоты, возможности совмещения операций.

idk.ru