2013 году исполнилось 10 лет с тех пор, как «Ингосстрах» начал заниматься агропромышленным страхованием. При выходе на этот весьма специфический рынок компанию ожидало немало трудностей. Авторитет «Ингосстраха» среди сельхозтоваропроизводителей был завоеван четким и планомерным выполнением своих обязательств по выплате страховых возмещений. А возмещений за прошедшее время было немало, особенно если учитывать, что в последние годы в стране не прекращается череда засух, влияние которых усугубляют то ранние заморозки, то сильные морозы при отсутствии снежного по­крова, а также другие опасные и неблагоприятные явления. И все э го на фоне несовершенной системы агрострахования в России и множества других факторов, сдерживающих ее развитие.

СИСТЕМНЫЕ СБОИ

Один из факторов, мешающих нормальному развитию агрострахования в нашей стране, - отсутствие сбалансированности интересов трех основных участников: государства, страховой компании, сельхозтоваропроизводителя. Государство не желает тратить бюджетные средства на помощь пострадавшим от опасных природных явлений и перекладывает всю ответственность за убытки в сельском хозяйстве на страховые компании, используя через контрольные механизмы принцип силы. В то же время в стране продолжают процветать коррупционные схемы освоения бюджетных средств.

Другая проблема отечественного сельского хозяйства заключается в том, что отрасль сегодня крайне закредитована, а размер долговых обязательств сельхозтоваропроизводителей уже превысил один триллион рублей. Вхождение в ВТО при нынешнем состоянии сельского хозяйства - крайне негативный фактор. Списать долги аграриям теперь невозможно, хотя необходимость данной меры очевидна (превышение размера господдержки на сельское хозяйство). С другой стороны, есть понимание, что в регионах Севера, Дальнего Востока, Северного Кавказа развитие сельского хозяйства - уже социальный фактор.

За период действия Национального проекта «Развитие АПК» и Государственной программы развития сельского хозяйства вырос новый класс - класс агробизнесменов, готовых накормить страну отечественными продуктами питания. Но что теперь делать с этим классом, государство, к сожалению, не знает. Большая часть государственной поддержки в рамках вновь принятой Госпрограммы «Развитие АПК до 2020 г.» - это поддержка тех же целевых кредитов, а по сути - поддержка не сельхозтоваропроизводителя, а маржи банков.

Нельзя не учитывать тот факт, что у большинства сель­хозтоваропроизводителей напрочь отсутствует мотивация страховаться. Основные причины данного явления: недоверие к страховым компаниям, непонимание сути страхования и недостаток денежных средств.

Развитию системы агрострахования также не способствуют сами условия страхования с государственной поддержкой. Так, средний размер расходов Федерального бюджета в год на страхование сельскохозяйственных культур составляет 5 млрд. рублей при потребности отрасли на эти цели в 55 млрд.

Еще до 1991 года в стране действовала обязательная система страхования на селе. Так, средний размер тарифа для субъектов страны по зерновым культурам составлял 11-12%. При этом страховщики несли неполную (частичную) ответственность по договорам страхования. Сегодня средний размер тарифа по зерновым для тех же субъектов страны снизился в 2,5-3 раза. Причем власти заявляют, что ставки субсидирования не равнозначны ставкам страхования, а Федеральный закон гарантирует oплату не более 50% размера страховой премии по договору страхования. Получается, что происходит введение в заблуждение сельхозтоваропроизводителей и предоставляется «мнимая» гарантия государства заплатить за них 50% от начисленной премии по договору.

С другой стороны, схемы из этого сегмента никуда не ушли. Но теперь крупные федеральные страховщики вынуждены конкурировать со «схемщиками», и если федеральный страховщик приходит к сельхозтоваропроизводителю с предложением заключить договор страхования, при этом стоимость страхования равнозначна риску и превышает ставку субсидирования в 2-3 раза, а аграрий параллельно получает предложение от «схемщика» - застраховаться по «схеме», то кого в итоге аграрий выберет?

СТИМУЛ РАЗВИТИЯ

Взамен действующей системы, показавшей свою несостоятельность, «Ингосстрах» уже не первый год предлагает ввести трехуровневую вмененную систему агрострахования. Она могла бы выглядеть следующим образом.

Первый уровень - ответственность сельхозтоваропроизводителя за качество своей агротехнологии, когда сам производитель несет риски непо­лучения урожая сельскохозяйственных культур на 15% и более (минимальная франшиза - 15% от страховой суммы). Этот риск остается на сельхозтова­ропроизводителе как гарант развития его внутренней мотивации качественно использовать землю и развивать свои производственные технологии.

Второй уровень - ответственность непосредственно страховой компании за ущерб (недобор, гибель урожая сельскохозяйственных культур, пре­вышающий размер франшизы).

Третий уровень - ответственность государства по катастрофическим убыткам за счет фонда катастроф. Так, по страховым случаям, когда опасные природные явления охватывают один или несколько регионов или имеют глобальный масштаб, выплата страхового возмещения производится из этого фонда катастроф (именно к таким территориальным рискам в нашем климате должна относиться засуха!).

Средства, ранее выделяемые на субсидии, нужно направлять в накопительный фонд катастроф, который будет расходоваться при территориальных проявлениях опасных природных явлений, с распределением ответственности между страховой компанией и государственным Фондом катастроф на принципе взаимного контроля. А с отменой субсидий «схемы» уйдут автоматически, и в этом случае государство не будет распылять государственные средства на уровне страховых компаний.

Уверены, что именно такая система сможет в корне изменить отношение к страхованию и стать надежным инструментом защиты интересов аграриев и их финансовой устойчивости.

 

Источник: Газета «ЗЕМЛЯ И ЖИЗНЬ ЮФО»

                 Юрий Павлов

                 Начальник отдела андеррайтинга

                 управления агропромышленного

                 страхования ОСАО "Ингосстрах"