Inwestowanie-w-akcje-lepiej-z-dywidenda-127208-900x9003Интервью предоставила председатель Аграрной партии России, заместитель исполнительного директора АККОР О.В. Башмачникова.

 

Основная проблема для промышленности сегодня – ухудшение условий кредитования и нехватка оборотных средств.

Поэтому государству придется субсидировать часть затрат промышленных предприятий по кредитам на пополнение оборотных средств. Также планируется выделить дополнительные средства для смягчения сезонных рисков и сохранения темпов кредитования в АПК. Такое заявление сделал 22 января Премьер-министр Российской Федерации Дмитрий Медведев. Каковы же масштабы сложившейся ситуации в финансовом секторе и какое влияние она может оказать на проведение весенних полевых работ?

Во-первых, в банках стало меньше доступных финансовых ресурсов. В ситуации, связанной с санкциями, российские банки лишились источников долгосрочных кредитов, а зачастую и краткосрочных. И теперь в их пассивах в основном пребывают средства акционеров, населения и займы Центробанка. Отсюда априори уменьшены объемы кредитования экономики, и АПК не исключение.

Во-вторых, в связи с необходимостью снижения объемов валютных спекуляций на финансовом рынке, ЦБ вынужденно поднял ключевую ставку. Даже после ее последующего снижения до 15% стоимость привлеченных банками ресурсов у того же ЦБ выросла. Отсюда и рост кредитных ставок для конечных получателей – в данном случае сельхозтоваропроизводителей.

Почему ставки выросли значительно выше? Аграрии говорят о 28–30% – вот цена кредита на сегодня. Даже старые договоры заставляют переоформлять, увеличивая ставку. Банки, таким образом, страхуют свои риски – не зная, какой рост стоимости ресурсов предстоит им еще впереди. В этом смысле жест ЦБ в сторону снижения ключевой ставки как бы дает понять – нет в планах дальнейшего значительного роста. Это должно бы банки успокоить.

Тот факт, что Правительство договорилось с основными структурами, кредитующими аграрный сектор, не поднимать ставку выше 25%, субсидируя при этом 15%, позволяет думать о том, что итоговые 10% решают проблему стоимости кредитов в АПК. Но получение субсидии и обязанность по выплате кредитов растянуты во времени. Сельхозтоваропроизводитель находится в ситуации риска – когда проценты по кредиту платить нужно исходя из ставки, предлагаемой банком сегодня, а субсидию получит завтра, да еще получит или нет и когда – вопрос. Ведь задержка может поставить предприятие на грань банкротства.

Сегодня важно, чтобы субсидия была получена не позднее дня оплаты процентов банку. А ведь субсидированных средств может кому-то просто не достаться. Для того, чтобы здесь не было неожиданностей, нужно, чтобы сельхозтоваропроизводитель сразу получал кредит под низкую процентную ставку. Давал же ЦБ средства под выдачу кредитов аграриям под 2% в 1990-е годы, значит, это было возможно и при тогдашней баснословной инфляции. Много лет аграрии пытаются добиться прямого субсидирования банкам и получения сразу дешевых кредитов: не могут государственные структуры определиться, каков статус данной господдержки – кого поддерживать: банки или аграриев?

Трудно прогнозировать, как пройдет посевная, ведь стоимость ресурсов – ГСМ, средств защиты растений, электричества, семян, удобрений – растет. Брать кредит под высокую ставку, имея риск задержки субсидий, захотят не все. Отсюда можно сделать вывод – кредитов возьмут меньше, чем обычно, если не решить проблему процентной ставки сразу.

Если сельхозтоваропроизводители не продали зерно с поля сразу, когда цена была низкая (а многие это делают, чтобы вовремя расплатиться с кредитами), то возможность реализовать зерно по выросшим ценам частично выровняет ситуацию и позволит посеяться и без кредитов. Так что это фактор где-то тоже сработает.

Если бы при этом был достаточный уровень несвязанной поддержки на гектар, и федеральной и региональной, и процедура получения данной поддержки была бы незабюрократизированной – это тоже могло бы компенсировать отсутствие доступа к кредитным ресурсам, но этого нет. Несвязанная поддержка есть, но средств выделено на нее значительно меньше, чем в 2014 году. 200 руб. на 1 га не решают проблему и не мотивируют ее даже оформлять. Поэтому вернемся к кредитам.

Важно, чтобы у коммерческих банков были ресурсы для кредитования – т.е. ЦБ должен основных кредиторов посевной фондировать дешевыми кредитами. Это могут быть целевые кредиты на посевную и другие не менее значимые цели изначально, минуя ключевую ставку под 2–4–6% с ограничением комиссии банкам в 3 пункта сверху. В Германии, например, процентная ставка для фермеров может быть от 0,5%, средняя – 3–5%.

Еще важно, чтобы по данным целевым кредитам ЦБ ограничил срок их выдачи конечным получателям – дабы отнять у банков возможно прокрутить ресурсы на спекулятивных операциях. Все это можно и нужно сделать.

Помимо банковского сектора важно развивать и другие финансовые инструменты – работа тех же специализированных фондов, имеющих возможность быть фондированными из других источников – не ЦБ, а того же ФНБ. Минуя сложные транзакции, данные структуры могут предоставлять займы под низкий процент. Не так давно в Госдуме был принят в первом чтении закон о промышленной политике. Как раз в нем и предусматривается возможность создания специализированных фондов для поддержки отдельных отраслей промышленности. Сделать это в сельском хозяйстве, как говориться, сам Бог велел.

Если мы говорим о малом бизнесе в аграрной отрасли вне зависимости от организационной формы – это и крестьянские (фермерские) хозяйства, и ИП, и ООО, и производственные или потребительские кооперативы, здесь проблемы с кредитованием стоят настолько остро, что можно вообще говорить о данном явлении как процессе.

Пока без данных за 2014 год можно сказать следующее – идет катастрофическое снижение объемов кредитования малого бизнеса в сельском хозяйстве.

Если малые формы хозяйствования в 2009 г. получили 5% субсидированных краткосрочных кредитов, то в 2012 г. – только 1,7% Похожая картина складывается и в сфере инвестиционных кредитов: доля МФХ снизилась с 4,3% в 2009 г. до 2,4% в 2012-м. А по итогам 2013 года общий объем субсидируемых кредитов и займов МФХ сократился по сравнению с 2012 годом еще на 32,3%. И это до введенных санкций, повышения ключевой ставки ЦБ. Процесс снижения объемов кредитования идет, несмотря на тот факт, что МФХ, представленные крестьянскими (фермерскими) хозяйствами и личными подсобными хозяйствами, имеют низкую кредиторскую задолженность.

Почему же банки не любят кредитовать малый и микробизнес? Обычно называют следующие причины:

 – МФХ – неудобный и сильно диверсифицированный сегмент рынка

 – дефицит ресурсов, особенно долгосрочных в банковской системе – все ушло на крупное кредитование

 – у малого бизнеса недостаточна залоговая база.

Мы считаем, со стороны государства и Центрального банка должны быть предложены такие меры регуляторного воздействия, которые смогли бы вынудить банки работать с сегментом малых и средних предприятий.

У ЦБ сегодня есть попытки кредитовать малый бизнес. С этой целью главный банк страны предоставляет кредиты под 4 % годовых финансовому посреднику – МСП Банку с тем, чтобы последний стал проводником дешевых денег к другим коммерческим банкам. Однако система не работает, так как процедура слишком забюрократизирована и банкам это невыгодно. Получается, что МСП Банк становится неэффективным посредником, усложняющим и удорожающим процесс кредитования малого бизнеса.

Стартовавшее Агентство кредитных гарантий к настоящему моменту тоже пока не увеличило объем кредитования малого бизнеса по той простой причине, что у банков просто нет достаточного количества ресурсов.

Что в этой связи можно сделать? Аграрная партия России и АККОР предлагают следующее:

1. ЦБ должен предоставлять коммерческим банкам средства под низкий процент не через МСП Банк, а напрямую, под гарантию Агентства кредитных гарантий, которое, в свою очередь, будет осуществлять гарантирование портфеля однородных ссуд, выданных микро- и малому бизнесу. Это касается всех отраслей и особенно сельского хозяйства.

В этом случае решается сразу три проблемы:

  • коммерческие банки получают связанные ресурсы на кредитование МБ;
  • коммерческие банки заинтересованы их выдавать в целевые кредиты, так как однородные ссуды прогарантированы и данная гарантия предоставлена ЦБ;
  • процентная ставка снижается (целевые дешевые деньги, убирается посредник, уменьшается риски из-за гарантий, отсюда снижается себестоимость выдаваемых займов).

2. Необходимо расширить инструментарий Агентства кредитных гарантий и предоставлять гарантии под портфель займов кредитных кооперативов – как инфраструктурных организаций, связывающих микробизнес и банковскую систему.

3. В программах, реализуемых министерством экономического развития по поддержке малого бизнеса и связанных с развитием институтов кредитования, предусмотреть развитие взаимного финансирования через систему микрофинансовых организаций – кредитных кооперативов, которые предоставляют не кредиты, а займы.

В сельском хозяйстве микрофинансовые организации стоят на 3 месте по объемам кредитования малого АПК – после Россельхозбанка и Сбербанка.

Развивая дополнительные финансовые инструменты для малого агробизнеса, о кредитных кооперативах забывать не следует, именно у них имеется возможность оперативного реагирования на потребность в кредитных ресурсах. Источником кредитования здесь могут быть средства населения. Однако важно, чтобы программа гарантирования вкладов распространялась и на эти структуры. Решив данную задачу, можно привлечь дополнительные ресурс в сферу кредитования через систему СКПК.

4. В целях снятия блокировки развития агарной отрасли из-за сильной закредитованности предприятий АПК, целесообразно создание на федеральном уровне специальных фондов поддержки, кредитующих аграрные микропредприятия и малые предприятия под 2–3% годовых.

 

www.akkor.ru